Интернет
Газета "Азербайджанские известия"

В Коране звучит интернационализм высочайшего уровня

Евгений Васильев

Азербайджанские известия от 1 августа 2010



— Из предисловия к вашему тексту я узнал, что ваш перевод Корана проверялся и утверждался в научно-исследовательской академии Аль-Азхар Аль-Шариф. Что это означает?

— Единственный перевод на иностранный язык, которому дозволено печататься и тиражироваться, это тот, который прошел испытание на точность передачи смысла в высоколитературном стиле именно в этой академии. Единственная инстанция исламского мира, которая вправе выдавать подобное заключение! Там есть генеральный департамент по монограммам, научным исследованиям и переводам. При поступлении рукописи перевода Корана на иностранный язык департамент собирает комиссию, как правило, из четырех-шести человек, безупречно владеющих двумя языками. В случае с моим переводом комиссия вела проверку текста на протяжении шести лет! 5 октября 1997 года было получено разрешение на печать и тиражирование. И только после этого перевод был впервые тиражирован президентом и эмирами ОАЭ, эмиром Катара Аль-Тани, фондом «Бейту з-Закат» Кувейта, фондом «Икра» Саудовской Аравии, президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Наконец, недавно мой текст был тиражирован высокоуважаемым фондом «Русский мир» в виде мощнейшего инновационного проекта «Электронный Коран».

— Отстает ли Россия от Запада в области изучения ислама? По глубине и широте охвата, финансированию?

— Я думаю, мы даже не на нуле, а на минус единице по сравнению с ними. Наше общество, включая образованный слой, не знает, что есть ислам. Как пример: наши средства массовой информации говорят: «исламский терроризм». Но откройте любой толковый словарь: ислам — это мир, спокойствие, безопасность, т.е. получается что-то типа «безопасный, мирный терроризм». Филологическая абракадабра! Не так ли?

— До того, как царь Петр Алексеевич издал указ перевести Коран на русский, кто-то изучал ислам в России?

— Не думаю. До Петра I никто. Хотя к тому времени уже сформировались огромные доморощенные, я имею в виду российские, мусульманские общины в Поволжье, в Центральной Азии и на Кавказе. Россия столетиями имела самые тесные связи с мусульманским миром.

— А почему не изучали?

— Во-первых, потому что не было материала для исследований, не было той, как говорят мои зарубежные друзья, текстуры на русском языке, с которой можно было бы работать. Во-вторых, российская православная церковь всегда очень ревностно относилась к попыткам изучать нечто иное, отличное от православия, что в общем-то можно понять.

— То есть где-то до XIX века не изучали?

— Пожалуй, да. Когда указами сначала Петра I, а затем и Екатерины II было сделано около четырех переводов Священной книги мусульман на русский язык, появилась та самая текстура, с которой стало возможно работать, а с ней появились и великие умы российского исламоведения и коранической школы: барон Василий Розен, В.С.Соловьев, Г.С.Саблуков, Е.А.Бертельс, И.Ю.Крачковский и многие другие.

— Что дали лично вам в духовном плане многолетняя работа по переводу Корана и изучение ислама в целом?

— Прочтение Корана воспитало во мне, как, впрочем, и во многих других, высокую культуру духа, уважение ко всему, сотворенному волеизъявлением Творца нашего. В Коране звучит интернационализм высочайшего уровня. Караются согрешившие исключительно по деяниям! И здесь нет никакой избранности: ни национальной, ни конфессиональной, ни сословной — в равной степени. То есть Всевышний настаивает, что молельные дома находятся вне всех институтов веры, вне всяких структур: (22:40): «И если бы Аллах не отражал Одних людей, (что злы в своих деяньях), Другими, (что в делах своих добры), То были б снесены монастыри и церкви, Синагоги и мечети, В которых Его имя поминается сполна...». Вот что еще по этому поводу сказано в Коране: (60:8): «Аллах вам не дает запрета любовь и милость проявлять к тем, кто против вашей веры с вами не сражается, не изгоняет вас из ваших очагов». И еще из Корана: (2:190): «Сражайся за Господне дело Лишь с тем, кто борется с тобой, Дозволенного грань не преступай...». А проповедь какая! Вы только послушайте: «Зовите к Богу мудростью и красотой вещания и убеждайте несогласных мягкостью речей. А коль они вас не поймут, скажите «Салям алейкум» — «Мир вам» — и уходите». В исламе ни в коем случае нельзя воевать за пределами своей территории! Надо брать на вооружение проповедь в ее полноте и нельзя выдергивать из общего контекста призыв «жечь в огне» тех, кто «знамения наши отвергает».

— Вы вышли замуж за мусульманина, а уж потом, через десять лет, приняли православное крещение. Он вас не заставлял принять ислам?

— Когда я выходила замуж, я не думала переводить Коран и уж тем более не думала принимать ислам. Я сказала: у тебя своя религия, у меня своя, и мы закрываем эту тему.

— Но ведь у мусульман принято жениться только на единоверках.

— У вас неправильное представление об этом. Коран диктует: «Вы можете брать в жены любую верную». «Верная» переводится как «верующая»: иудейка, христианка, не суть важно, главное, чтобы она исповедовала религию единобожия — Таухид. Выделение одного-единственного божественного начала, единственности творца-абсолюта, т.е. чтобы она не была ни язычницей, ни атеисткой. Здесь, как пример, можно привести семейный статус пророка Мухаммеда (Да благословит его Аллах и приветствует!). Зная, что он создает исторический прецедент по низведению суры о «любой верной», он взял в жены дочь иудейского царя (иудейку), дочь эфиопского вождя (христианку). По низведению суры относительно жены любого сословия пророк взял в жены безродную рабыню, хотя сам был из очень высоких кровей — из курейшитов, далее вдову своего погибшего соратника, потом еще одну вдову, и еще… Тем самым он создал для своих последователей прецедент устранения конфессиональных, сословных и социальных различий. Ему пришлось пойти на превышение числа четырех жен, так как все его браки были основаны всецело на создании исторического прецедента, с одной стороны, и социально, религиозно и политически обусловлены, с другой.

— Вы сумели в стихотворной форме передать дух оригинала, так что «ваш» Коран читается легко, а если к этому привыкнуть и подойти серьезно, не урывками читать, то будет читаться еще легче. С конспирологической точки зрения вы тем самым искусно способствуете продвижению ислама. Но ведь то же самое могли бы делать проповедники православия и католицизма. Но там, похоже, ограничивают подобные экзерсисы.

— Что касается «ограничивают подобные экзерсисы», отнюдь!.. Мы все прекрасно знаем о массированном всемирном «экспорте» различных религиозных идеологий. А теперь о стихе. Дело в том, что все главные святые писания — Тора, Евангелие — низводились в стихе. И когда вы начинаете читать к ним комментарии, то вам указывают: Гл.1, стих 5. Почему? Потому что стих легко ложится на память. Прозаический текст всегда тяжелее. Поэтому Господней мудростью его слово передается посланнику в форме стиха для облегчения запоминания и последующей передачи. Перевод Корана на иностранный язык, выполненный в стихе без поруганий, без нарушения концепции для чрезвычайно чувствительного к красоте слога араба, — это высшее предназначение.

— Поясните.

— В Дубае во время одной из моих встреч с очень хорошим другом, известным и чрезвычайно авторитетным человеком из Саудовской Аравии, я позволила себе следующую ремарку: «Дорогой Абдулла, я перевела Коран, я перевела хадисы пророка, у меня 1200 страниц авторского перевода писания…». Не успела я закончить предложение, как мой собеседник меня прервал: «Дорогая Иман, вы ничего не перевели! Вы всего лишь выполнили то, что вам было дозволено сделать». И, самое интересное, я всерьез начала об этом думать… Будучи молодой и достаточно привлекательной девушкой, я мечтала о кинематографе. И вдруг я попадаю в аварию, после чего на этой мечте ставится крест. Уже потеряв эту возможность, я, в конечном варианте, выхожу замуж за… араба! А ведь мои родители были потомственные дворяне очень высоких кровей и очень знатного рода, близкого к императору. Четыре девочки-сестры — мама и три ее сестры — крестились в том же Царскосельском соборе, в котором крестили четырех девочек царя Николая II. Моя мама, будучи человеком высочайше образованным, с двумя дипломами, перекрестив меня на ночь, говорила: «Храни тебя Боженька!».

— Итак, Всевышний решил потомственной дворянке, православной во многих поколениях, карму подправить. И привести ее к вашему будущему супругу — мусульманину, поправить ее жизненный семейный путь…

— Мне кажется, что предназначение каждого человека обусловлено уже при его рождении. Там нет кармы. Там есть Господне предопределение.

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика