Интернет
Журнал "Русский мир"

Люби сирот, и мой Коран дрожащей твари проповедуй

Евгений Верлин

Русский мир №7 от Июля 2010

Иман Валерия Порохова – автор самого читаемого перевода Священной Книги мусульман на русский язык. Именно ее текст был использован в инновационном проекте «Священный Коран и Хадисы Пророка», который реализован по инициативе и при финансовой поддержке фонда «Русский мир». Значение проекта для мусульман трудно переоценить – сегодня не многие могут прочитать священную книгу Ислама в оригинале – на арабском языке. Перевод делает её доступной для всех мусульман, владеющих русским языком. «Хочется без преувеличения отметить, что выход в свет компьютерной программы "Священный Коран и Хадисы Пророка" – большое событие для всех мусульман, которых помимо духовного единства сближает русский язык», – отмечается, в частности, в послании муфтия шейха Равиля Гайнутдина руководителю фонда «Русский мир» Вячеславу Никонову.

Однако значение и уникальность проекта заключаются не только в его высокой просветительской и духовной миссии, но и в использовании инновационных технологий.

На Первой Московской международной выставке Халяль – Moscow Halal Expo 2010 было представлено электронное издание Корана в переводе на русский язык, выполненное по инициативе и при финансовой поддержке фонда «Русский мир». «Священный Коран и Хадисы Пророка» были признаны лучшим инновационным проектом Moscow Halal Expo 2010 и удостоены почётного диплома.

О своей работе над переводом Корана и своем понимании ислама Валерия Порохова рассказала в интервью журналу «Русский мир».

Программист Ёркин Шукурлаев (слева)



— Из предисловия к вашему переводу я узнал, что утверждался ваш труд в Академии исламских исследований Аль-Азхар Аль-Шариф, расположенной в Каире. Что это означает?

— Это единственная инстанция исламского мира, которая вправе выдавать заключение, насколько тот или иной перевод Корана на иностранный язык в точности передает смыслы, заложенные в Священном тексте. Только эта Академия наделена таким правом. В Академии действует Генеральный департамент по монограммам, научным исследованиям и переводам. При поступлении от соискателя рукописи перевода Корана департамент собирает комиссию, как правило, из четырех-шести человек, безупречно владеющих двумя соответствующими языками. В моем случае комиссия проверяла текст шесть лет! 5 октября 1997 года было получено «Разрешение на печать и тиражирование». И только после этого перевод был впервые издан президентом и эмирами ОАЭ, эмиром Катара Аль-Тани, «Бейтуз-Закат» Кувейта, фондом «Икра» Саудовской Аравии, президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Наконец, недавно мой текст был тиражирован высокоуважаемым фондом «Русский мир» в виде мощнейшего инновационного проекта «Священный Коран и Хадисы Пророка». Электронная запись Корана сравнима разве что с английской электронной версией, появившейся в Великобритании. Но наша версия объективно лучше, ибо содержит параметры, отсутствующие в английском варианте.

— Для чего нужна электронная версия?

— Это исключительно удобная версия получения знания, как для домашнего пользования, так и вне дома: в машине, офисе, на природе и тому подобное. Я получаю множество писем с благодарностью за то, что такое издание появилось.

Почти пушкинский стих



— Вы окончили Институт им. Мориса Тореза по специальности «английская филология». А арабский откуда?

— Я вышла замуж за Мухаммеда, гражданина Сирии, который в 70-х годах приехал в Москву на учебу. Совершенно не знала тогда арабский язык. Ну а потом, когда девять лет в Дамаске прожила, конечно, выучила.

— И все-таки вы не были профессиональным арабистом, когда взялись за перевод Корана. Ваши критики много чего по этому поводу говорят.

— А кто эти критики? Те, которые себя никак не ознаменовали. А еще те, которым, по словам доктора филологии Нури Османова, – кстати, тоже автора перевода Корана, – «не дают спокойно спать лавры Валерии Пороховой». Ну а теперь серьезно: раз критикуете, значит, можете сделать лучше. Что ж, дерзайте! Но почему верующие все же так настойчиво покупают и читают мой перевод? Вы не спросили моих оппонентов?

— Вот мы к этому и подходим. К особенностям вашего перевода. Почему-то у меня, когда читаю ваш перевод, моментами в голове появляется мысль: господи, да это почти русский, пушкинский стих!

— Мне так и сказали: Пушкин. Я не выбирала какой-то стиль, но мне один человек, очень крупный филолог, сказал: да, конечно, а разве вы не видите – тут абсолютно пушкинский стиль.

— Тем более что у Пушкина есть короткое «Подражание Корану». И если бы он прожил ещё лет десять-пятнадцать, наверняка бы расширил эту тему. Кстати, а он читал тот Коран, который еще по повелению Петра перевели?

— Нет, он читал более поздний перевод – М.И. Веревкина. А самым первым был перевод П.В. Постникова, в 1716 году.

— То есть вы не исключаете, что Пушкин – с его огромным интересом к арабскому Востоку – мог бы сделать поэтический перевод всего Корана?

— Я представляю, как это было бы прекрасно!

— Но у меня такое ощущение, что вы это упущение в максимально возможной степени восполнили. Хотя я представляю, как сложно было соблюсти рифму и ритмику и в точности сохранить смысл. Поэтому вам приходилось использовать и скобки, и старорусские слова?

— Смысловое содержание Корана за 1430 лет обличено в практически непререкаемую парадигму умами величайших учёных мира. Я переводила его двенадцать лет. У меня много времени заняли пять поездок в Египет в Академию Аль-Азхар Аль-Шариф. Учёт замечаний, нивелирование продукта. Что касается перевода, вы должны понять одну вещь: парадигма языка выведена, а основополагающее смысловое содержание опять-таки строго означено. Каждому переводчику дозволено вводить допустимые различия в толковании частностей. И здесь, безусловно, мне бы хотелось дать оценку моего перевода потомственным востоковедом, величайшим учёным-арабистом Андреем Евгеньевичем Бертлесом: «Когда я прочитал перевод Валерии Пороховой, я сказал: впервые Коран зазвучал на русском языке. И пусть востоковеды занимаются филологией Священной книги. Но впервые в Коранической школе востоковедения России проделана религиозная работа, и это замечательно сделала Валерия Порохова.»

— А Александр Сергеевич Пушкин тогда как же? Он что, в одном ритме с пророком Мухаммедом сочинял?

— Вы послушайте русский и арабский тексты, сравните и тогда всё поймёте.

— Я подозреваю, что иногда переводы делают люди не только не воцерковлённые, но даже не проникшиеся. А вы сколько лет проникались?

— У меня на всё ушло двенадцать лет. И на проникновение, и на начальное создание образа в голове, и на перевод.

— Какое влияние на вас оказало столь глубокое знакомство с Кораном?

— Прочтение Корана воспитало во мне, как, впрочем, и во многих других, высокую культуру духа, уважение ко всему, сотворённому волеизъявлением Творца нашего. В Коране звучит интернационализм высочайшего уровня. Караются же согрешившие исключительно по деяниям! И здесь нет никакой избранности ни для арабов («О, арабы пустыни, вы говорите, что веруете, но нет в вас веры!»), ни для евреев, ни для прочих. Более того, Коран – единственное Писание, которое проповедует уважение к «Людям Писания». Расшифровываю - к иудеям, христианам и мусульманам в равной степени. «И если б Я хотел того, то были б снесены все монастыри, молельни и синагоги, где имя Бога поминается сполна» ((22:40: «И если бы Аллах не отражал одних людей (что злы в своих деяниях) другими (что в делах своих добры), то были б снесены (Его угодой) монастыри и церкви, синагоги и мечети, в которых Его имя поминается сполна».). То есть Всевышний настаивает, что молельные дома находятся вне всех институтов веры, вне всяких структур. Тем самым Коран как бы возвращает все религии к их общему источнику – религии Авраама (араб. Ибрагима) – и делает принятие её нравственно обязательным для добросовестных последователей Моисея, Христа и Мухаммеда.

О вере и религии



— Вы когда-то были православной?

— Я была крещена, ибо родилась в знатном дворянском роде Пороховых, и я всегда осознавала свою ответственность за продолжение рода. К крещению отнеслась как к обязательному ритуалу по настоятельному желанию мамы, Пороховой Надежды Павловны. Крещение состоялось в Николо-Богоявленском соборе Санкт-Петербурга. Но крещена была, не прочитав Библию, ничего не ведая о таинстве этого действа.

— Но вы совсем немного побыли православной, приняв вскоре после этого ислам и надолго уехав из России с мужем. Нет ли противоречия между сказанным вами и реальной жизнью?

— Я считаю, что деление по конфессиональному признаку, в равной степени как и по национальному, безграмотно и неэтично. И я сказала об этом в 2007 году в своем докладе на комиссии ЮНЕСКО. Меня там услышали, доклад вызвал многодневную дискуссию и после публикации получил в ЮНЕСКО самую высокую оценку.

— И что вы там сказали?

— Что вера в Бога одна, она либо есть, либо ее нет. Заповедно-запретная канва исключительно всех Писаний одна и та же, и она достаточно строга. Человек, чтобы как-то ослабить узду тех обязательств, которые на него накладывает вера в Бога, – а это и есть заповедная канва – пошел на хитроумный ход: он на вере в Бога построил структуру веры, институт веры. И когда я сейчас нашла у великого Иоганна Вольфганга фон Гёте в «Западно-восточном диване» слова о том, что изменой миссии Иисуса была институционализация христианства и построение церкви Иисуса Христа, я подумала: «Господи! Ведь я к этому же пришла сама двадцать лет назад!» Я писала об этом еще в 1989 году в журнале «Наука и религия». Писала, что человек построил огромное количество разных институтов, которые обслуживают его повседневные жизнедеятельные нужды. И с верой он сделал то же самое – построил институт веры. Этот институт называется религией. Но это не есть вера в Бога. Это самый настоящий институт веры, который можно по надобности «и на версту отлучить, и приласкать на локоть», точно так же, как и все другие институты.

— А как с исламом?

— Прежде всего подчеркну, что ислам не является институтом веры. Ислам – это чистая, ничем не обремененная вера в Бога. У ислама нет централизованной структуры, которая направляет жизнедеятельность верующего человека. И в отсутствие формального института веры, наделенного полномочиями осуществлять надзор над религиозной жизнью или же выражать официальную исламскую точку зрения, сравнимую с той, которую выражает папство или избираемое руководство церковных общин, интерпретация и применение Закона, изложенного в Коране и в сунне Пророка, происходит в соответствии с комплексом правил, разработанных учеными авторитетных правовых школ. Однако все решения, выносимые даже на уровне верховного шейха Аль-Азхара, носят чисто рекомендательный характер. При этом традиционные формы исламской духовности, которые когда-то были так изысканно представлены братствами суфиев, отягощаются до неузнаваемости идеологизацией ислама на политическом уровне с использованием чуждой исламу символики, что отражает трансформацию истинных исламских реалий в политическую идеологию, лишенную духа и буквы Господнего руководства.

— Но ведь есть Мекка, есть паломники, есть муллы, вокруг которых все строится.

— Нет мулл, вокруг которых все строится!

— Не знаю, строится ли институционально, но они являются авторитетами, на их проповеди ходят...

— Это не муллы. Это хазраты, которые хорошо образованны и просвещенны. И приходят люди, как правило, не на проповедь, а на молитву. Естественно, приходят также, чтобы получить у хазратов полезные советы в сложных ситуациях: деление наследства, бракоразводные процедуры, грамотное воспитание детей, халяльное питание, одежды и тому подобное.

Ислам в Европе и в России



— Желая больше узнать о родословной моего отца-немца и бабушки-немки, я отправилась в Германию. Побывав, например, в Кёльне, я к своему удивлению узнала, что там закрыты почти все соборы. А работает один-единственный – Кёльнский собор, да и тот, видимо, потому, что охраняется ЮНЕСКО. Все остальные соборы проданы.

— Не хватает денег у прихода?

— Прихода просто нет! И прагматичные немцы продали их. Покупатели, ставшие собственниками соборов, организовали в них кто гостиницу, кто казино. Я разговаривала с одним человеком, который купил очень красивый собор; ему понравилась колокольня. И что он сделал? Он построил на колокольне спальню, соорудил лифт и каждый день поднимается к себе в спальню. Когда я это слышала, мне хотелось плакать. Это настолько неправильно, цинично, отвратительно!

— Получается, что в Европе христианские храмы закрываются, а новые мечети открываются. Некий прообраз будущего России? Или уже настоящего? В Москве ведь уже около миллиона мусульман.

— Не так давно при открытии новой мечети в Москве наш мэр сказал, что мусульманская община Москвы и пригородов – 2 миллиона! И большинство из них живет в Москве. И в городе всего пять мечетей! Во всей Англии живет 1,5 миллиона мусульман, из них полмиллиона в Лондоне, так вот у них 75 молельных домов в одном только Лондоне! Самый большой – на Baker Street, 10. Всего в 20 минутах ходьбы от королевского дворца. И когда я пришла в пятницу туда, я была ошеломлена числом молящихся, вся мечеть заполнена до отказа – и читальный зал, и магазин мусульманской литературы.

— Вы читали лекции в Оксфорде, других местах. Скажите как востоковед востоковеду: что у них, в ведущих университетских центрах Европы, и что у нас? Где мы и где они по части исламоведения?

— Я думаю, мы даже не на нуле, а на минус единице по сравнению с ними. Наше общество, включая образованный слой, не знает, что есть ислам. Вот, например, наши средства массовой информации говорят: «исламский терроризм». Но откройте любой толковый словарь, что означает слово «исламский»? «Мирный», «спокойный», «безопасный», а еще «ислам» означает «чистота намерений». То есть получается что-то типа «безопасный, мирный терроризм». Филологическая абракадабра! Не так ли?

— С другой стороны, исторически в России православные и мусульмане столетиями мирно сосуществовали...

— Да, нигде не было такого хорошего тандема, как в России с исламом. Не считая, конечно, времени Ивана Грозного, который совершил насильственное крещение Казанского ханства, после которого, конечно, Россия очень много потеряла.

Мифы и стереотипы



— Но настороженность у обывателей не только от СМИ происходит. Вот цитата из Корана: (4:56): «И тех, которые знамения наши отвергают, поистине мы будем жечь в огне». Это лишь одна из многих, я бы сказал, непримиримых, воинственных цитат. То есть получается, есть как бы мифы надуманные, а есть те, что формируются у стороннего человека под воздействием самого Корана.

— Отвечу вам: могут ли вырванные из контекста строчки любого Писания претендовать на завершенную идеологическую версию этой Книги? Открываем Новый Завет и читаем прямую речь величайшего Господнего Посланника – Иисуса Христа: «Не думайте, что я принес мир на землю, не мир принес я, но меч. И я разлучу...» Далее перечисляются жестокие угрозы. Я считаю, что это удачная иллюстрация неправильной интерпретации слов, вырванных из контекста Писания, и я полагаю, что не имеет смысла делать акцент на том, что нас разъединяет. Поэтому единственный текст, который настаивает на Единстве Божественного Волеизъявления, это коранический текст суры 5, ст. 44, 46, 48:

(5:44): «И это Мы, кто низвели им Тору, в которой правый путь и свет, По ней судили иудеев те пророки, что Господу всем сердцем предавались. Раввины и ученые мужи судили по тому, Что было им доверено хранить из Божьей Книги»

(5:46): «По их следам отправили Мы Ису, сына Марйам, Чтоб истинность Закона утвердить, Что был ниспослан до него. Ему Евангелие Мы послали, в котором правый путь, и свет, И подтверждение того, что до него ниспослано в Законе.»

(5:48): «Мы Книгу в истине тебе (О, Мухаммад!) послали Для подтверждения того, что прежде из Писания пришло, Для охранения Его от всяких искажений... И если бы желал Аллах, Он сделал бы Вас всех одним народом, Но (волею Своей Он хочет испытать вас) (На верность в соблюдении того), что Он вам даровал… Стремитесь же опередить друг друга в сотворении благого. К Аллаху – возвращение вас всех, – Тогда Он ясно вам покажет все то, в чем расходились вы.»

— В Коране, (4:34) «что касается тех женщин, непослушания которых вы боитесь» дается такая рекомендация: «сначала увещайте их, а если это не поможет, вы отлучайте их от ложа, а коли это не поможет, вы можете (слегка) ударить их, и если станут вам послушны, то не ищите ссоры с ними.» То есть раз жена перечит...

— Нет-нет, тут не перечить имеется в виду. Если она не соблюдает целомудрие и муж уличает ее в этом. Если она демонстрирует перед посторонними свои сексуальные прелести, неумеренно флиртует, то, не будем с вами лукавить, это не что иное, как активное привлечение внимания противоположного пола. Проще говоря, приглашение к блуду. Это и чрезмерное расточительство домашнего бюджета, и бесхозяйственность, и легкомысленное отношение к детям, и неуважение старших. Вот то непослушание, о котором предупреждает коранический текст.

Терроризм личностный и государственный



— Когда в московском метро взрывает себя и невинных людей девушка, которая окончила магистратуру, является преподавателем, это становится для многих настоящим шоком. А оказывается, она «черная вдова», и вот тогда на эту тему начинают писать. А в «обычное время» никто не интересуется этими «черными вдовами»...

— Это – личностный терроризм, отягощенный эмоционально, усиленный попранным достоинством своих культовых и национальных чувств. И надо проводить грань между личностным терроризмом и хорошо организованным государственным военным терроризмом в пользу чьих-то геополитических национальных интересов за десятки тысяч километров от своих границ. Например, то, что делают США в Афганистане и Ираке. Что это? Это государственный терроризм!

— Но нас больше волнует, когда в центре Москвы взрывают себя шахидки с высшим образованием.

— Мы вообще не имеем права называть этих женщин шахидками. Шахид – это человек, погибающий за веру. Он никого не убил, он никого не уничтожил – ни одну невинную душу. Он погиб за веру. Знаете, кто был шахидом? Русский мальчик, который в конце 90-х был захвачен чеченскими террористами. Ему сказали: давай, снимай крест, принимай ислам, и ты будешь жив. А он сказал: нет, я воин Иисуса Христа. Ему отрезали голову. И когда шейха Тантауи из Академии Аль-Азхар Аль-Шариф попросили дать этому действу экспертную оценку, тот сказал: этот мальчик пойдет в рай, потому что он шахид – он погиб за веру. А те, кто его убил, пойдут в ад.

Женщины, которые взрываются и убивают невинные души, кормильцев семей и оставляют детей сиротами, пойдут в ад. И они никакого отношения к великому званию «шахид» не имеют. Да, для мусульманина это счастье – умереть за веру. Но они умирают не за веру. Они умирают совсем за другое. Они потеряли смысл жизни. У женщины убили мужа, отца, брата, сына, ей незачем жить, и она мстит. Это не возмездие. Это самая настоящая месть, от которой погибают невинные люди. «И не убий ты душу, что Господом твоим освящена была», – говорит Всевышний в Коране. Она – не шахидка. А наша пресса присваивает ей это величайшее звание. И у нее на родине ей поют гимны, потому что она названа шахидкой. Раз по телевизору сказали – значит, шахидка! Вы понимаете, какая страшная вещь получается?

— А те шахиды, которые взрывают себя в Израиле?

— Они также не попадут в рай. Равно как и те, которые наносят ответный, куда более жестокий удар – вследствие несопоставимости военной мощи – и, естественно, приводящий к гораздо большему числу жертв.

В кораническом тексте и в хадисах Пророка категорически запрещается самоубийство, и человек, совершающий это действо, попадает в ад. Самоубийство нельзя ничем оправдать. Это личностный протест, обусловленный влиянием со стороны, отягощенный эмоциональным состоянием, невежественностью и т.д. Он не имеет никакого отношения к вере в Бога, а, когда сопряжен с убийством других людей, это уже смертный грех.

Но что меня огорчило как русского человека, любящего свою страну. В 8 часов утра был совершен теракт на «Лубянке», чуть позже – на «Парке культуры». В 10 часов утра мне позвонили с «Радио Свобода». Сразу за ними мне позвонили с Би-би-си на предмет экспертной оценки. А с российской радиостанции позвонили только ближе к вечеру, причем в последнем случае я не уверена, пошло ли сказанное мною в эфир.

Наши СМИ работают, скорее, на предмет освещения события, нежели на исследование причинно-следственных связей с тем, чтобы не допустить повторения трагедии. При этом обильно используют религиозную и национальную составляющие, посягая на политическое единство и стабильность России, с одной стороны, и на культовые чувства верующих – с другой, навязывая им равную ответственность за безответственное поведение их «единоверцев». Грамотно освещались эти темы в конце 90-х. Например, в программе «Тысяча и один день энциклопедии ислама» (104 передачи), которая шла по пятницам на РТР в течение нескольких лет, где я была ведущей. Или в программе «Все суры Корана» (свыше 50 передач), которая шла на канале «Культура».

— Вернемся к вашему переводу. Итак, вы выдали, по ощущению многих, почти пушкинский текст. И вам его в Каире утвердили...

— Утвердили смысловую адекватность: концептуально и текстуально. Они убедились в отсутствии смысловых искажений «при наличии допустимого разночтения ведущими толкователями исламского мира. А что касается стилистики перевода, насколько красив стиль вашего перевода, мы не можем до конца оценить. Не можем до конца постичь красоту русского языка, потому как не владеем им в той же степени, в какой им владеете вы. Но для нас приоритетным является смысл и грамотность изложения», – это прямая речь ведущего специалиста Аль-Азхара в его заключительной оценке.

— Еще один миф: ислам – одна из самых консервативных религий, застой, отсутствие прогресса...

— каком прогрессе в религии идет речь? Религия – это то Писание, которое правит всей нашей жизнедеятельностью, является уставом для проживания в условиях земной реальности. Человек – предмет творчества некоего Абсолюта. Более того, в программу сотворения Господней мудростью был введен мощный элемент эволюции. Мы являемся разумными свидетелями функционирования программы, которая «работает» в совершенном режиме по законам эволюции, открытым гениальным Гегелем. И здесь мы правильно выбираем глагол «открытым»: но ведь кем-то они были назначены? Мы говорим о многочисленных гениальных открытиях и присуждаем Нобелевские премии людям, сделавшим их, но деликатно умалчиваем о Творце, положившем их в основу Своей эволюционной программы.

А вы знаете, что Пророк вещал, находясь в состоянии странного транса? Лицо его покрывалось густой краской и влагой, более того, выйдя из этого состояния, то есть закончив вещание, он не мог ни прокомментировать, ни толковать ни один пассаж, который был им сию минуту произнесен. Крупнейший немецкий исламовед Август Миллер выдает этот факт за неоднозначное свидетельство того, что Откровение низводилось свыше, и настаивает на нерукотворности Корана. Реагируя на такое утверждение своего соотечественника, немецкие врачи провели масштабное исследование персоналий, крупнейших ученых, явивших миру основополагающие законы во всех областях научного знания. И что же они обнаружили? Весомое число этих ученых совершили свои открытия в состоянии некоего транса, причем природой транса некоторых из них, далеко не всех, была височная эпилепсия.

Это стало известно при медицинских исследованиях таких великих мужей мира, как Исаак Ньютон, Федор Достоевский. И больше не хочется называть никаких имен. Может быть, это Господне кодирование Своих избранников? Как знать…

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика